Поиск

Биография

Политическая деятельность

ОИО №52

Депутатские обращения

ВААП

Благотворительность

Архив материалов

Публикации в СМИ

Сильной Украины не может быть без сильного Донбасса!

21 ноября 2005 года

Сильной Украины не может быть без сильного Донбасса!

Чем Вам запомнилось начало прошлогодней оранжевой «революции»?

22 ноября 2004 года – на следующий день после выборов – мы все проснулись достаточно поздно: накануне всю ночь следили за постоянно обновляющимися данными ЦИК. Обычно следующее утро после выборов «полумертвое», все отсыпаются. А в этот раз я увидел, как в центре Киева стали постепенно скапливаться массы людей.

Тогда, как и сейчас, я был твердо уверен, что Виктор Янукович реально победил, несмотря на все разговоры о фальсификациях. Да, наверное, нарушения были, но ведь и то, что на Западной Украине проголосовали миллионы отсутствующих, мы это тоже прекрасно знаем.

Но когда я 23 ноября пришел на заседание парламента, и увидел абсолютно всех журналистов, а также многих помощников народ-ных депутатов из бывшего большинства с оранжевыми лентами, я сразу понял, что события развиваются по худшему из возможных сценариев.

А может быть это и хорошо, что «оранжевые» тогда пришли к власти – чтобы уже не было иллюзий относительно их способности управлять государством и экономикой?

Тогда – между вторым и третьим туром, когда уже подспудно вся страна поверила, что Виктор Ющенко станет президентом, у меня такие мысли возникали, и я их обсуждал со своими друзьями и коллегами: если он станет президентом и «оранжевые» придут к власти, то, значит, наверное, так и нужно для Украины, чтобы нас еще раз макнули лицом в грязь. Чтобы мы почувствовали всю «прелесть» того, что уже раз было в начале 90-х. Через подобное «дежа-вю» уже прошли болгары и молдоване. Наверное, и украинцы должны пройти через это, чтобы окончательно отбросить демагогию и популизм.

А если все это изложить применительно к экономике?

Смотрите по этому году: январь-февраль – экономика стоит, с марта-апреля она начала падать. И уже тогда стало ясно, что наступает конец всему тому, что мы нарабатывали годами – экономика и дальше будет падать. Стало ясно – «оранжевые» не в состоянии поднять страну. Они научились красиво говорить, рисовать схемы, часто весьма непрозрачные, – один научился это делать в Нацбанке, другая – в ЕЭСУ.

К этому можно добавить то, что многие деятели, которые в свое время были замешаны в коррупционных скандалах, снова оказа-лись во власти. Кроме того, во власть пришли люди, которые в зна-чительной степени с ненавистью относились к той части Украины, которая отвергла Виктора Ющенко. И они сразу же начали конкретными действиями ущемлять не только своих политических оппонентов, но и рядовых сограждан. Например, в течение многих лет в моем родном городе Селидово инвестировались бюджетные средства в различные местные программы. В 2005 году размер та-ких инвестиций – ноль, дороги не строятся, ремонт сокращен до минимума. При этом в западных областях Украины и мосты стро-ятся, и дороги ремонтируются, и на починку крыш в школах хвата-ет…

Вот так мелочно «оранжевые» мстят людям, которые не проголосовали за Виктора Ющенко. В том числе, и при формировании гос-бюджета-2006. Например, сегодня на жителя Донецка приходится в 1.5 раза меньше бюджетных средств, чем в среднем по Украине, хотя в области производится до четверти ВВП страны. 

Скажу честно – не очень хочется на этом заострять внимание, потому как нас и так обвиняют в чрезмерном регионализме. Но ны-нешняя власть подталкивает нас к подобному сравнительному анализу.

В связи с этим ваши оппоненты утверждают, что Партия регионов идет на выборы под лозунгами реванша?

Что происходило год назад? «Оранжевые» пришли не столько с ре-ваншем, сколько с ненавистью к своим оппонентам и были готовы уничтожить, растоптать кого угодно на своем пути, только чтобы расчистить для себя дорогу в весьма своеобразно понимаемое свет-лое будущее.

Стал бы президентом Виктор Янукович, уверен, никто бы вчерашней оппозиции не мстил бы. Это первое.

Во-вторых, то, что Партия регионов займет первое место на следующих выборах у меня не вызывает никакого сомнения. В том что Партия регионов сумеет стать стержнем нового большинства (коалиции) у меня также не вызывает никакого сомнения.

Значит, лидер Партии регионов станет премьер-министром?

Это уже вопрос другой. Вот когда будет создана коалиция, она и будет определять судьбу премьерского кресла. Сейчас же мы говорим только, что Партия регионов займет на выборах первое место и войдет в правящую коалицию.

И мы не будем мстить. Хотя за то, что они сотворили, наверное, надо было бы очень жестко спросить. Но мы будем придерживаться той позиции, что они, как бы, не ведали, что творили. Я, думаю, с них спросит народ, – уже в результате выборов. 

Кроме всего прочего, мстить – это удел слабых. Я никогда не считал, что Партия регионов – слабая политическая сила. Вот что нам придется делать однозначно, так это восстанавливать те руины, которые образовались на Украине за прошедший год, а также те, которые они еще сотворят.

Т.е. страна в своем развитии потеряла год?

Мы потеряли больше. Например, если сентябрь 2004 года еще можно занести в актив, то уже с октября начались негативные явления, связанные с предвыборной кампанией. 

Следующий Кабмин будет сформирован и реально приступит к Ра-боте в июне 2006 года. У следующего правительства как минимум до 1 января 2007 года уйдет время на латание первостепенных дыр и восстановление кадровых ресурсов. Заметьте, – только восстановление, а не наращивание кадрового потенциала. То есть мы имеем уже два потерянных года. Сюда же можно добавить еще полгода на формирование стратегии развития. И получится как минимум 2,5 года потерь от оранжевой «революции», – для того, чтобы вернуться к темпам развития сентября-октября 2004 года. Но мы же хотим двигаться дальше…

Как в настоящее время реально устроена Партия регионов? Насколько самостоятельны региональные парторганизации?

Прежде всего, следует отметить, что длительное время Партию регионов в общественном сознании представляли как выразителя интересов, в первую очередь, Донбасса. Отчасти так сложилось исто-рически, отчасти это «вбрасывалось» в сознание людей сознательно. Но за последние два года основной прирост партийного актива Партии регионов идет за пределами Донбасса, партия сегодня рас-тет весьма динамично.

То, что ближайшие парламентские выборы во многом сыграют решающую роль в жизни партии, – в этом тоже нет никакого сомне-ния. Те силы, которые сейчас проведут наилучшую подготовку к кампании, сумеют завоевать максимальное количество сторонни-ков, и провести максимальное количество депутатов в парламенте и местных советах, - те партии, по крайне мере, в ближайшей пер-спективе, будут иметь на Украине достаточно уверенные позиции.

Можно ли говорить, что все идет к тому, что Партия регионов будет устроена «федеративно» – с большой самостоятельностью региональных структур?

Я абсолютно с этим согласен. Учитывая тот факт, что партия все равно продолжает оставаться в процессе строительства, плюс к этому она, как и все другие, в этом незавершенном варианте вступает в партийные выборы, это откладывает свой отпечаток на внутреннее партийное устройство.

В определенной степени управление из центра есть, ядром партии являются, в основном, депутаты фракции «Регионы Украины». Но само региональное устройство Украины предполагает формирование власти по принципу «снизу-вверх». То же самое мы обязательно будем делать и на уровне партии.

Кстати, если посмотреть на другие партии, например, те, которые сосредоточены вокруг своих лидеров, – многие из них не имеют какой-либо реальной региональной структуры. Потому они будут действовать из центра в основном виртуально, используя административные ресурсы. То есть, чем больше в региональном информационном пространстве присутствует некий лидер, тем больше присутствует и сама партия в полевых политических условиях.

Примерами таких партий являются НСНУ, БЮТ и Народный блок Литвина.

Партия пегионов, в этом отношении, совсем другая. Если нас ранее зачастую называли «донецкими», то сегодня после президентских выборов огромная масса людей, попавших под политические, экономические или моральные репрессии, а также те люди, которые были сориентированы на кандидата Януковича, а потом оказались с разбитыми надеждами и ожиданиями, – все эти люди, оправившиеся за весну-лето, теперь начали подтягиваться к Партии регионов. Они сегодня смело вступают в партию, усиливая ее региональные ячейки, претендуя на роль в местных выборах и, тем самым, очень усиливают партию.

Сейчас наблюдается некоторая обида на Партию Регионов со стороны НДП и СДПУ (О), надеявшихся войти в единый блок…

Во-первых, Виктор Янукович на съезде достаточно четко обосновал позицию партию по этому вопросу. 

Но я предлагаю небольшой экскурс в недавнюю историю. Возьмем 2002 год, – блок «За ЕдУ!» взял по итогам выборов позорные 12%, заняв третье место. Но депутаты-мажоритарщики от Партии Регио-нов, как один прошли в парламент. При этом, например, я по своему округу, участвуя в выборах под брэндом, «За ЕдУ!» тянул за собой и кандидатов в местные советы. В целом «Партия регионов» в 2002 году набрала треть голосов блока «За ЕдУ!» по всей Украи-не, однако по общему списку мы провели всего несколько человек.

Далее – 2004 год. Леонид Кучма сформировал коалицию в поддержку Виктора Януковича, но при этом члены Партии регионов были очень слабо задействованы во всех предвыборных штабах.

Как видим, Партия регионов уже выдержала две серьезные электоральные «войны» и приобрела вполне определенный опыт. Ко всему, за счет штаба Виктора Януковича многие партии укрепились как ресурсами, так и опытом, – чем в какой-то степени обидели представителей Партии регионов, которые тоже хотели внести свой посильный вклад в выборы.

Кроме того, давно уже замечено, что объединение партий в единый блок уменьшает их показатель по сравнению с суммой электоратов. Мы просчитали, что сегодня нам лучше набрать 30%, но при этом дать возможность самостоятельно пройти в парламент эсдекам, НДП и другим нашим союзникам. Почему же это называется пре-дательством и обманом?

Но СДПУ(О) и особенно НДП, исходя из социологических данных, находятся в очень сложном положении в смысле преодоления барьера…

А при чем тут Регионы? Мы предлагали всем: вливайтесь в партию. Если вы чувствуете, что у вас недостаточно сил, зачем размывать оппозиционный брэнд? – вливайтесь в партию. Вот, например, Евгений Кушнарев принял такое решение. Как и народные депутаты Василий Потапов, Михаил Добкин, Дмитрий Святаш.

Какова степень коллегиальности при принятии решений партией?

Весьма значительная. Не верьте никому, кто утверждает, что Виктор Янукович единолично управляет партией. За этот год, освободившись от обязанностей премьера, Виктор Янукович всецело посвятил себя партийному строительству и, поверьте, сильно изменился. К нему пришло понимание того, что партия – это коллегиальный разум. Если бы не было в партии коллегиальности, то, возможно, были бы приняты другие решения. Например, о формировании предвыборного именного блока Виктора Януковича.

Какова будет стратегия Партии Регионов на местных выборах?

Партия Регионов уделяет очень серьезное внимание местным выборам. И мы, как никто другой, имеем шанс победить в нескольких регионах абсолютным большинством, во многих регионах мы имеем возможность получить результат, близкий к большинству, т.е. стать основой большинства. В некоторых регионах мы получим ре-зультат, который позволит нам сблокироваться во влиятельную коалицию.

Наверное, будут также и такие регионы, где мы не сможем набрать достаточного количества голосов. Там мы будем работать только на представительство. В любом случае мы не бросим в таких областях свой партактив. Даже если в местном совете будет один депутат от ПР, мы заинтересованы, чтобы он, как представитель нашей партии как можно более эффективно работал. В любом случае, мы будем присутствовать практически во всех местных советах Украины.

Вы можете назвать какие-то «контрольные цифры» для регионов?

Могу спрогнозировать, что 60-70% Партия регионов наберет в Крыму, Донецкой и Луганской областях. На уровне 40-50% - еще в нескольких областях. Будут регионы, где мы наберем 20-25%. И будут, конечно же, регионы, где мы наберем меньше 10%. 

Необходимо дождаться социологических данных для того, чтобы сделать какие-то более точные предварительные выводы.

Есть ли области, где бы ПР хотела дать решительный полити-ческий бой оппонентам?

Вольно или невольно Украина электорально все равно не будет однородной и на этих выборах. В любом случае есть области, которые несмотря на предпочтение, отданное Виктору Ющенко ментально ближе к программным установкам Виктора Януковича, – например, в Центре и на Севере. Здесь в результате 2004 года велика вина предыдущих властей, которые практически не проводили в этих регионах реформ, не осуществляли продуманной социальной политики. Отчасти здесь сказалось отсутствие кадрового потенциала.

Термин «донецкие» сегодня стал общеупотребительным. Как бы Вы охарактеризовали «донецких»?

Может ли быть Донбасс – регион с населением более 8 млн граждан – однородным? Разумеется, нет. Мы – разные. Также различаются между собой и люди, входящие в политическую, экономическую и управленческую элиту региона. Кто-то из нашей команды проявлял себя еще на советской партийной работе, кто-то – на промышленной стезе, много лет руководя предприятиями, кто-то – выходец из бизнеса. Мы различны по возрасту: например, Виталию Хомутиннику – под 30 лет, мне – под сорок, а есть те, кому за 60.

Сила донецких в том, что у нас получился оптимальный сплав опыта и молодости, бизнеса и политики. Наверное, хотелось бы, чтобы мы еще больше прибавили в публичной плоскости – об этом гово-рят не только журналисты, мы это сами прекрасно понимаем. Мы к этому идем, во время парламентской кампании и после выборов мы значительно прибавим в этом направлении. Наше будущее в том, чтобы суметь сохранить командный стиль работы и не позволить политическим оппонентам вбить между нами клинья.

Самое главное состоит в том, что мы честно отстаиваем интересы не только Донбасса, но и всей Украины. Уверен, сильной Украины не может быть без сильного Донбасса. И сегодня донбасский бизнес и политикум уже дорос от региональных к общенациональным интересам. И если сейчас нас язвительно называют «донами», думаю, наступит время, когда нас назовут «украми». Пора многим понять, что «донецкие» - такие же украинцы и такие же патриоты, как и граждане других регионов.

Мы такие же, просто уровень подготовки выходцев из Донбасса в плане экономических знаний выше, чем в других регионах. При этом мы сегодня не претендуем на то, чтобы быть культурным и интеллектуальным центром Украины. Разумеется, на Донбассе бы-ли и Соловьяненко, и Стус, и Сосюра, много других талантливых людей, однако наш регион известен, прежде всего, успехами в эко-номической сфере. Мне, например, нравится, когда я езжу по Западной Украине и слышу вопросы: «Когда вы, донецкие, будете в наш регион вкладывать свои деньги?». То есть я вижу, что былое неприятие донецких уходит в прошлое и, вместе с тем приходит понимание, что мы – одна страна. Дескать, лучше придет в регион «донецкий», чем какой-нибудь поляк или индус.


     Беседовали Дмитрий ДЖАНГИРОВ и Павел КАРАЙЧЕНЦЕВ
     Газета «Новый понедельник», 21 ноября 2005 г.


Пресс-служба

Другие материалы по теме

РАЗВЕРНУТЬ / СВЕРНУТЬ